Выускники Херсонской мореходки

 

Главная • Проза • Евгений Куцев - Восхождение на Эверест

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭВЕРЕСТ

 

Ода Херсонской мореходке

Здание, перед которым в ясный летний день остановился Андрей Иванович Вишенка, приехавший в столицу, внушало доверие. Это было одно из тех добротных, построенных ещё лет двести назад строений, где на протяжении долгого времени, сменяя друг друга, благополучно существовали различные правительственные конторы: департаменты, министерства, главки и подобные им солидные учреждения. В данный же момент над входной дверью крупными золочёными буквами сияло название: «УПРАВЛЕНИЕ НЕРЕАЛИЗОВАННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ». Два мраморных атланта привычно держали начало и окончание очередной надписи на своих отполированных затылках. Подняв голову, Андрей Иванович просчитал этажи. Их, кроме цокольного, наполовину вросшего в землю, было всего четыре, но вытянутые арки окон и колонны, уходящие ввысь, зрительно делали здание, как минимум, в два раза выше его настоящего размера. «Да-а, умели строить на века», – подумал Андрей Иванович, несколько секунд постоял, поглядел на входящих и выходящих из здания людей, вздохнул и решительно направился внутрь.

В прохладном вестибюле, наполненном пальмами и приглушённым говором визитёров и сотрудников учреждения, он слегка растерялся и, пытаясь сориентироваться, стал рассматривать указатели этажей и кабинетов со странными названиями: «Отдел непринятых решений», «Отдел непредвиденных обстоятельств», «Отдел мелких недоработок», «Отдел крупных ошибок»…

- Здравствуйте. Я могу Вам помочь? – перед замявшимся посетителем возникла миловидная девушка в красной юбке и красной футболке с вензелем Управления. – Я могу Вам чем-нибудь помочь? – вкрадчиво повторила она свой вопрос и включила экран планшета-коммуникатора.

- Да, да. Понимаете, я приехал… я прочитал… – несколько сбивчиво начал говорить Андрей Иванович, – моя фамилия Вишенка. У меня ферма в области. Мне пришёл ответ, что на сегодня. Я думал, что опоздаю: знаете, столько аварий на дорогах… но я поездом. А потом на такси. Вот, прямо сюда.

- Вишенка А.И.? – пока Андрей Иванович изъяснялся, у девушки уже был приготовлен ответ: – Вам ко второму лифту, третий этаж, комната 312. Вас ожидают.

Помощница в красном, не снимая с лица улыбку, подвела посетителя к лифту и растворилась в пространстве.

В сверкающий позолотой и зеркалами лифт одновременно с новым посетителем вошли ещё трое людей: двое мужчин и женщина. Лицо одного из попутчиков сразу же привлекло внимание Андрея Ивановича – это было лицо знакомого человека. Хмурое лицо сорокалетнего атлета с ниспадающей на плечи гривой пепельных волос. Лицо было до того знакомое, что Андрей Иванович голову мог бы дать на отсечение, что он этого человека знает, видел, и видел не раз. Пока он, на всякий случай отведя глаза в сторону, торопливо и мучительно вспоминал, кто бы это мог быть, лифт раскрыл двери на третьем этаже. Андрею Ивановичу пришлось выйти и усилием воли подавить несвоевременные раздумья над личностью знакомого незнакомца. Думать нужно было о более важном.

По широкой ковровой дорожке, поглядывая на номера дверей, он прошёл к указанному кабинету. В отличие от прочих кабинетов, рядом с триста двенадцатым на диванчике под стенкой никто не сидел. Андрей Иванович дважды легонько стукнул в дверь, приоткрыл её и вошёл в комнату, где его ожидали, и где могла значительным образом измениться его судьба.

Интерьер комнаты, куда с учащённо бьющимся сердцем шагнул Андрей Иванович, оказался скромен, выверен и целесообразен: слева – встроенный в зелёную стену плоский светящийся аквариум с ленивыми рыбками; над ним, как в джунглях, свисающие ветви лианы. На противоположной красного цвета стене – логотип Управления: переплетение трёх заглавных букв на фоне ангельских крылышек. Из мебели в комнате находилось только объёмное с большими кожаными подлокотниками кресло для посетителя и большой полукруглый стол, за которым спиной к окну восседала всё та же… нет, пожалуй, не та, а чуть постарше, но практически копия той, что провожала к лифту, такая же симпатичная девушка в красном.

- Здравствуйте. Меня к Вам направили, – Вишенка почувствовал, что у него от волнения пересохло в горле.

- Вишенка Андрей Иванович? Пожалуйста, проходите, присаживайтесь, – девушка слегка привстала, указывая на кресло, и одарила клиента обворожительной улыбкой. – Мы рады Вас приветствовать. Располагайтесь удобнее. Желаете чашечку кофе?

- Нет, нет, спасибо, – Андрей Иванович погрузился в пушистое кресло, кашлянул, глянул на сонных рыбок и сообразил, что его волнение куда-то улетучивается. – Я к Вам по поводу Эвереста.

- Восхождение на Эверест?

Андрей Иванович утвердительно закивал головой.

- Мы уже обработали Вашу заявку, – девушка отключила улыбку и посмотрела на монитор. – Авансовое перечисление Управлением получено и, если Вы не изменили своё желание и готовы оплатить весь комплекс услуг, нам остаётся только согласовать детали и произвести окончательную калькуляцию, – улыбка на приятном личике включилась снова.

- В общем-то, я за этим и приехал.

- Замечательно! – пальчики девушки вспорхнули над клавиатурой компьютера. – Тогда давайте с самого начала, по порядку: Вы хотели побывать на Эвересте, но непрерывная работа, отсутствие свободного времени и прочие обстоятельства жизни лишают Вас такой возможности. Правильно?

- Хотел бы. Правильно.

- Хотели или «хотели бы»?

- Хотел бы… простите, а что, это… имеет значение? – не понимая сути уточнения, переспросил Андрей Иванович.

- Мы обязаны с максимальной точностью задокументировать Ваши пожелания и подобрать в полной мере соответствующий им механизм реализации, – девушка в красном кокетливо стрельнула глазами и продолжила беседу, не отрываясь при этом от заполнения базы данных:

- Возраст 42 года, холост, медицинская страховка… проблем нет?

- Проблем нет. Да, только вот стоматология. Видите ли, старый врач уехал, а к новому зубному я хожу, хожу… – Андрей Иванович спохватился, не сказал ли он что-либо лишнее, – извините… это не будет препятствием?

- Нисколько. Пожалуйста, следующий вопрос: а почему Вы обратились именно к нам? Вопрос относится к внутренней статистике Управления, и если Вы по какой-либо причине не хотите на него отвечать, поставим в графе прочерк.

- О, нет, что Вы! Тут как раз очень интересная история, – оживился Андрей Иванович, – Вы позволите? Я сейчас объясню. Коротко.

Возражений не последовало, девушка кивнула, лицо её застыло в терпеливо-заинтересованном ожидании.

- У меня есть сосед. У него пасека, детей четверо, он пчёлами занимается. Вот мы с ним общаемся время от времени. Вообще-то он зануда, но нет, не подумайте, в принципе мужик ничего, хороший. Да, так вот он мне заявил как-то, что был на Северном полюсе. Нет, ну враньё, понятно. А он: «Был, и всё тут». Говорит, что у него кусок айсберга в холодильнике. Ну, я ему сгоряча и высказал всё, что думал: и о полюсе его, и о холодильнике. Он обиделся сильно. А потом приносит мне видео. А на видео – зал, куча людей, телевидение, а он стоит на сцене, призы, награды и всё такое. Вот тут-то он меня и «умыл». Представляете? Размазал подчистую. В общем, пришлось извиняться, выпили там, короче, помирились. А я потом сам себе думаю: а когда это он всё провернуть успел? На это ж сколько времени ухлопать надо. Начал расспрашивать. Вот… он и рассказал, что есть такая фирма. Управление ваше.

Лицо «красной» сотрудницы выразило восхищение:

- Очень хорошо! Рекомендация клиента.

- Что-что?

- Источник получения информации – рекомендация нашего клиента. Итак, если я Вас правильно понимаю, вы желаете, чтобы детализация услуги была не ниже уровня, предъявленного Вашим соседом?

- Да, пожалуйста. Если можно.

- Можно, конечно. Управление осуществляет трёхуровневое обслуживание: «VIP», «стандарт» и «эконом». Я рекомендую Вам оформить стандартный пакет. В него входит сама услуга, сопровождение, запись в книге почётных альпинистов…

- Да, да, я читал, – подхватил Андрей Иванович. – Там почти на самой вершине домик построили, там эта книга хранится!

- … фотографирование, внесение в единый реестр международного географического сообщества, удостоверение за подписью министра туризма, – сыпала горохом девица, – сертификат государственного образца, торжественная процедура награждения, телевизионная съёмка, размещение в новостной строке, информирование интернет-изданий. И за счёт Управления – букет Ваших любимых цветов и оплата такси до железнодорожного вокзала. Не возражаете?

Андрей Иванович почувствовал, что сердце его снова забилось учащённо.

- Я согласен. Скажите, а как быстро всё это… вот весь этот процесс… подготовка всякая… сколько это по времени занимает? Понимаете, у меня есть кот, он не переносит одиночества, и я не могу его оставлять больше чем на день…

- Как быстро? – улыбка девушки продемонстрировала на этот раз гордость за своё учреждение. – Гораздо быстрее ваших самых смелых предположений. Ваш кот не успеет соскучиться.

- Правда?

Снисходительный наклон головы и движение ресниц очаровательной девушки развеяли все сомнения.

- Фантастика!

- Слово «фантастика» в нашей деятельности не уместно, – выражение лица сидящей за столом стало непроницаемым. – Ничего фантастического и виртуального мы не производим. Мы не фабрика грёз. Просто мы стараемся идти впереди времени.

- Здорово. Вот Вы сказали про время, и я подумал: действительно, здорово. Знаете, наше поколение учили идти в ногу со временем, и это считалось хорошо. У вас сейчас всё совсем по-другому. Другой темп. Скорость. А мы как-то привыкли, понимаете, и всё норовим по старинке: то отстаём, то не успеваем…

- Мы рады, что Вы обратились именно к нам. Управление гарантирует оперативность обслуживания. Следующий этап займёт не более пяти минут: мне необходимо поработать с компьютером, сделать рассылки и синхронизировать сеть событий. Вам я пока предлагаю ознакомиться с полным перечнем предоставляемых Управлением услуг. Не исключено, что отдельные предложения могут Вас заинтересовать, – девушка, вновь улыбаясь радушно, протянула клиенту глянцевый рекламный проспект.

Отметив про себя, что кресло на редкость удобное, Андрей Иванович погрузился в изучение буклета. Ровно пять минут в комнате царила полная тишина. В аквариуме от одного края к другому медленно перемещались разноцветные рыбки.

- Готово! Оформление завершено. Пожалуйста, итоговая сумма.

Андрей Иванович оторвался от чтения и уже открыл рот, чтобы что-то произнести, но девушка опередила его, подвинув к краю стола плоскую коробочку со светящимся окошком:

- Будьте добры, для персонификации и подтверждения перевода приложите к окошку указательный пальчик.

Андрей Иванович посмотрел на цифры, удовлетворённо хмыкнул и прижал палец к стёклышку.

- Что-то не так? – насторожилась девица.

- Нет, всё нормально. Сумма приятно удивила. Честно говоря, я ожидал большую. Вообще-то, по поводу цен у меня вопрос. Можно? Я кое-что не понял. И не только по ценам. Тут довольно интересно, – он приподнял рекламный буклет, показав его хозяйке кабинета.

- Пожалуйста. Я Вас слушаю.

- Сейчас, сейчас, секундочку, – Вишенка открыл нужную страницу. – Вот. Во-первых, у вас здесь лозунг замечательный: «Кто не любит быстрой езды?»

- Слоган, – произнесла девушка.

- Да. Но, по-моему, он в оригинале звучит так: «Какой…

- Нет, нет, не продолжайте! – перебила его девушка и успокаивающим жестом вытянула над столом руку. – Компания оптимизировала цитату. Из соображений толерантности. На сегодняшний день эта фраза, как подтверждают наши социологи, стала любимой и наиболее употребляемой поговоркой всех постоянных клиентов Управления.

- Ага… ну ладно, это я так, к слову. А мне вот что интересно: – Андрей Иванович перелистнул несколько страниц, – вот тут написано про нереализованное желание стать музыкантом. Знаете, я до сих пор жалею, что не научился играть на саксофоне. Но почему тут у вас в табличке цена такая? Вы меня извините, конечно, но цена, откровенно говоря, заоблачная.

- Это на какой странице? – девушка раскрыла свой экземпляр буклета. – Понятно. Смотрите: подобного рода нереализованными возможностями у нас занимается самое крупное и глубоко структурированное подразделение – «Отдел интеллектуальных упущений». В сферу их ответственности входят изобретения, творчество (в том числе и музыкальное), ненаписанные диссертации, нереализованный карьерный рост и тому подобное. Восстановление упущенного требует привлечения определённого числа профильных референтов и, как правило, системного кураторского сопровождения. А это, согласитесь, вполне естественно влечёт за собой некоторое увеличение стоимости услуги. Срок же реализации услуги остаётся неизменным. К тому же для постоянных клиентов у нас по всем направлениям действует гибкая система скидок.

- Вот это да! – подумав несколько секунд над прочитанным и услышанным от собеседницы, Андрей Иванович изумился. – Получается, что вы… в смысле Управление ваше – всё-всё можете сделать!? То есть, и музыку, и работу? И начальником можете сделать? И министром?

- Как Вы могли убедиться, перечень предоставляемых Управлением услуг достаточно широк. К нам обращаются многие известные политики, художники, артисты…

- И в Марианскую впадину можно? И в космос полететь?

- В космос – несколько сложнее. Дело даже не в количестве наших штатных сотрудников, – девушка внимательно выслушивала клиента, как единственного и желанного, но мгновенно реагировала на его речь, не оставляя ни малейшего шанса для задержки на уже озвученной мысли. – В космос слишком большая очередь.

- Потрясающе. Вот удивили так удивили! Скажите, а можно я возьму с собой этот буклет? Я ещё подумаю, почитаю.

- Конечно, возьмите. А самую оперативную информацию Вы можете получить, зайдя на наш официальный сайт.

- Спасибо. Я учту. Но вообще-то мне с книжкой удобнее.

Девушка поднялась из-за стола и с нежностью молча глядела прямо в глаза клиента.

Андрей Иванович тоже встал.

- Всё, – произнесла любезная красавица. – Поздравляю Вас и благодарю за визит. Мы можем приступать, – девушка в красном плавно обогнула стол и взяла Андрея Ивановича под руку. – Я Вам покажу, как пройти в комнату для альпинистов. Там Вас ожидает гид.

- Как? Прямо сейчас? – после всего услышанного Андрей Иванович был уже не в состоянии чему-либо сильно удивляться.

- Неужели Вы не любите быстрой езды? – доверительно-капризным тоном, не то шутя, не то всерьёз проворковала спутница. – Пожалуйста, в эту сторону, в конец коридора и направо. До свидания, до новых встреч!

- До свидания.

Андрею Ивановичу почему-то вспомнилось, как он минувшим летом шел по такому же длинному коридору в хирургической клинике. «Понятно. Волнуюсь, – подумал он, – как-то неожиданно быстро всё закрутилось. Эверест. Надо же! Сколько лет без отдыха. Отпуск… смешная мысль. Какой, к чёрту, отпуск. С утра до ночи хозяйство, хозяйство… быстрая езда… а ведь что-то такое уже было. Кто-то мне уже говорил про быструю езду. Кто? И совсем недавно говорил. Не сосед, нет… Стоп! Стоматолог новый. Да ведь это он говорил. Точно! Он говорил. Эскулап хренов!»

- Здравствуйте! Простите, я не расслышал, что Вы сказали?

Андрей Иванович, у которого от излишнего волнения, следует полагать, снова заныл зуб, поднял глаза и увидел перед собою стеклянную тонированную дверь и на пороге комнаты молодого человека спортивной наружности в красном «управленческом» свитере и джинсах.

- М-м… – Андрей Иванович повертел головой в поисках таблички с названием помещения. – Я правильно или нет? Тут для альпинистов?

- Вишенка Андрей Иванович?

- Да, это я.

- Пожалуйста, заходите, присаживайтесь. Меня зовут Андрей. Я Ваш персональный гид, и мне поручено сопровождать Вас до полного завершения процедуры.

- Тёзка, значит? Очень приятно, – Андрей Иванович вошёл в комнату с зеркалами и голубыми стенами и остановился около дивана.

В комнате работал кондиционер и было ещё прохладнее, чем в коридоре.

- Ветрозащитную куртку Вы какого цвета желаете? – молодой человек раздвинул одну из стен, за которой оказался встроенный шкаф, вешалки с куртками и полки со всевозможным альпинистским снаряжением. – Красную? Оранжевую?

- Я бы предпочёл синюю.

- Бренд?

- Что? А, изготовитель? Я не совсем… давайте на Ваше усмотрение.

Персональный гид был менее улыбчив, чем его девушка-коллега из триста двенадцатой комнаты, но не менее корректен и оперативен:

- Пожалуйста. Ваш размер. Страховку, «кошки» и всё остальное я сейчас приготовлю и помогу Вам одеться.

- А та, что на мне, одежда, её нужно будет снимать?

- Нет, нет, не нужно. Кроме обуви, Вам ничего не придётся снимать.

- Скажите, Андрей, а Вы случайно не из «Компании высокогорных гидов»?

- Можно сказать и так, – молодой высокогорный гид положил на журнальный столик какие-то колючие железки, ремни, мотки верёвок с блестящими стальными карабинами, рукавицы, очки и горный топорик. – Вы позволите?

Через само непродолжительное время Вишенка Андрей Иванович был одет, обут, экипирован и приобрёл вид заправского покорителя горных вершин. Тёзка-гид подвёл его к зеркалу:

- Сейчас мы проведём фиксацию. Будьте добры, посмотрите на себя, подвигайте руками, можете присесть, даже прилечь: в снаряжении Вы должны чувствовать себя комфортно. Если что-то жмёт, мы подправим.

Андрей Иванович и повертелся, и подвигался, и снова посмотрел в зеркало. Оттуда на него глядел почти не узнаваемый, в альпинистском снаряжении, бравый и полный жизненной энергии молодой мужчина, готовый к уверенному преодолению любых непреодолимых трудностей. Было заметно, что тому мужчине тоже доставляет удовольствие рассматривать вмиг помолодевшего Андрея Ивановича. Неожиданный прилив положительных эмоций оказался настолько силён, что кто-то из двоих не выдержал и, взмахнув топориком, задорно прокричал на всю комнату:

- Эгей! Даёшь Эверест!

Сияющий и разрумянившийся, Андрей Иванович повернулся к гиду:

- Это ничего, что я так громко?

- Что Вы, что Вы, напротив, это очень хорошо!

На журнальном столике призывно замурлыкал планшет-коммуникатор. Тёзка Андрея Ивановича подхватил его, прочитал сообщение и расплылся в улыбке:

- Андрей Иванович! Управление дарит Вам в качестве комплимента одну из услуг VIP-пакета. Приготовьтесь, пожалуйста, сейчас пойдёт снег. Очки!

Не успел Вишенка опустить с шапки и пристроить на нос снегозащитные очки, как справа и слева в лицо задул ледяной ветер и по комнате вихрем понеслись снежинки. Андрей Иванович вжал голову в воротник куртки. Снежинки кружились, летели всё гуще, облепливали одежду, становились колючими, горный ветер всё настойчивее трепал куртку и в какой-то момент достиг такой силы, что заставил Вишенку пригнуться и заслонить лицо рукой. Последний снежный заряд оказался настолько плотным, что Андрей Иванович перестал видеть своё отражение в зеркале. Но, судя по всему, пронёсшийся снежный буран доставил клиенту удовольствие.

- Вот это да! Это было круто. Здорово! – Вишенка улыбался и отряхивал с рукавов быстро тающие снежинки.

- Теперь Вы можете всё снять, – юноша в красном свитере тоже улыбался. – Не беспокойтесь, снаряжение подсушат.

Через несколько минут окрылённый Андрей Иванович в сопровождении персонального гида прибыл на лифте обратно в вестибюль первого этажа. Тут он успел сделать шаг по направлению к выходу, но молодой человек поправил его:

- Нет, нам не на улицу, нам в переход.

- В переход?

- Сюда, пожалуйста, – они прошли к входу в отделанный розовым мрамором тоннель, который был скрыт от глаз посетителей за нижним пролётом парадной лестницы. – Тут не далеко, полтора квартала, пешком мы доберёмся гораздо быстрее, чем на машине.

В светлом длинном переходе, очень похожем на переходы между станциями подземки, не было ни единой души: никто не шёл ни навстречу, ни позади, ни впереди них. Откуда-то из спрятанных динамиков лилась мягкая успокаивающая музыка.

- Андрей, знаете, а я люблю ходить пешком, – голос Вишенки под сводами тоннеля зазвучал гулко. – Это и полезно, и к тому же гораздо безопаснее, чем на машине. Я пока сюда ехал, столько аварий… б-р-р… это ужасно.

- Ходьба полезна, я с Вами полностью согласен. Ну, а на аварии можно посмотреть и с другой стороны. Не всё так мрачно.

- Это как?

- Есть и положительный момент.

- Да какие ж тут могут быть положительные моменты?

- Аварии стимулируют продажи новых авто. Наши юристы это блестяще доказали, пройдя многочисленные судебные разбирательства, – отчеканил гид.

- Вы это серьёзно? А как же люди: покалеченные там, погибшие?

- Я Вас понимаю, это плохо, конечно. Но это неизбежный сопутствующий эффект.

- Эффект? Ну-ну, – не желая портить настроение, Вишенка прервал разговор.

У молодого человека в руке мелодично мурлыкнул коммуникатор.

- Принято: пятиминутный интервал, – ответил кому-то гид. – Без изменений. Высокогорный гид повернулся к клиенту:

- Служба тайм-контроля подтверждает, что мы идём точно по графику, и Ваша торжественная церемония начнётся через четыре минуты.

- Какая торжественная церемония?

- Согласно услуге.

Андрею Ивановичу тут же захотелось задать и уточняющий вопрос, тем более что ему показалось, что и во взгляде, и в интонации высокогорного гида мелькнула тень какого-то недоброго ехидства. Нет, скорее всего, показалось, потому что молодой человек, проницательно улыбаясь, продолжал говорить:

- Андрей Иванович, нам категорически запрещается разглашать клиентам содержание предстоящих этапов. Вы всё пройдёте и увидите сами.

- Нет, ну всё-таки…

- Я Вам могу сказать только одно: до Вас я сопровождал десятки желающих на все самые известные горные вершины планеты. На всех континентах. И могу сказать честно: ни один из клиентов Управления не был разочарован. Ни один. А многие обращались повторно. Приходили ко мне по два, по три раза. Бывало и больше.

Конец пустынного перехода, как и его начало, обозначился сидящим за небольшой стойкой дежурным сотрудником Управления в неизменном красном облачении выше пояса. Рядом со стойкой Андрей Иванович успел заметить надпись «Только выход», а далее его глазам открылось невероятных размеров фойе какого-то современного то ли стадиона, то ли концертного зала, где потоками текли в разных направлениях, стояли у касс, поднимались и спускались по широкой лестнице сотни, если не тысячи людей. Андрей Иванович замедлил шаг и повернулся к гиду.

- «Экспресс-Холл»! – провозгласил гид. – Самый большой концертный зал страны. Прошу!

- Как «Экспресс-Холл»? – Вишенка замер, не веря своим глазам. – Это «Экспресс-Холл»?!

- Да, – коротко ответил гид и добавил: – пожалуйста, вон туда, к служебному лифту, нам нельзя задерживаться.

Следуя по фойе, Андрей Иванович вертел головой и с восхищением разглядывал виденную им раньше только по телевизору космических размеров ажурную конструкцию здания. При этом он заметил со стороны расступавшихся людей некоторую странность по отношению к собственной персоне: многие из них не просто уступали дорогу, но оборачивались, останавливались и с откровенным любопытством рассматривали его, идущего в сопровождении «красного» гида.

Служебный лифт доставил обоих наверх в коридор, плотно набитый какими-то проводами, треногами и разношёрстными, снующими каждый по своим делам работниками. И тут Андрей Иванович, которого уже около часа без остановки вертело в водовороте непривычных и стремительных событий, снова нос к носу столкнулся с атлетического вида «гривастым» незнакомцем. Тот вышел из боковой двери в сопровождении девицы в красном и с громадным букетом алых пионов в руках. Лицо его уже не было хмурым, лицо было чеканно-волевым и излучающим жизненную силу, а небрежный взгляд, скользнувший с высоты, показался Андрею Ивановичу обжигающим.

Андрей Иванович узнал мужественного атлета.

- Да это же артист! – прошептал он, глядя в спину удаляющейся знаменитости. – Это же тот самый, он ещё играл в фильмах этого, как его… – Андрей Иванович, напрягая память, прищурился, но фамилии артиста снова, к своему стыду, так и не вспомнил.

- Пожалуйста, сюда, – гид явно поторапливал клиента, предупредительно открыв дверь, откуда только что вышел знаменитый актёр.

Вишенка, полностью утративший ориентацию в пространстве и не соображающий, на каком уровне или этаже он находится, увидел в очередной комнате, на этот раз совершенно пустой, электронное табло со своей фамилией и секундомером с обратным отсчётом времени: двадцать три, двадцать два, двадцать один…

- Желаю удачи! – произнёс персональный гид. – У Вас четыре минуты. Примите мои поздравления!

Словно завороженный, не моргая, Вишенка смотрел на цифры.

При счёте «ноль» дверь под табло раздвинулась, и… Андрей Иванович вздрогнул от

ударившего в уши звона фанфар и света множества направленных на него прожекторов. Ослеплённый Вишенка попытался заслонить глаза рукой, но в этот момент его с двух сторон услужливо подхватили под локти и под несмолкающее пение фанфар повлекли вперёд.

- А-Андрей Иванович Вишенка-а-а-а!!! – растянуто, словно на боксёрском ринге, прокричал чей-то оглушительный голос.

Музыка тотчас смолкла, и взамен неё пространство взорвалось аплодисментами, свистом и ликующими криками тысяч людей. Остолбеневший от неожиданности Андрей Иванович скорее догадался, чем увидел, что он поставлен в лучах прожекторов посередине грандиозной сцены концертного «Экспресс-Холла». В это трудно было поверить, но, тем не менее, это было так.

- Человек, бросивший вызов своей судьбе!!! – снова прогремел голос, и рядом с Вишенкой возник мужчина в серебристом костюме и с микрофоном в руке:

- Приветствуем, приветствуем героя сегодняшнего дня!!! – прокричал в микрофон мужчина и свободной рукой обнял Андрея Ивановича. – А кто же он такой, наш герой? – не глядя на Вишенку, продолжал кричать ведущий, обращаясь к залу. – А-а? – он демонстративно протянул микрофон в сторону зрителей.

По залу метнулись лучи прожекторов и послышались отдельные неразборчивые выкрики.

- Нет!.. Нет!.. Нет!.. – восторженно восклицал ведущий при каждом неправильном ответе. Он крепче прижал Андрея Ивановича к себе, наклонил к нему голову и, изображая для публики сюрприз, снова прокричал врастяжку:

- Па-акаритель вершины Эвере-е-ест!!! – после чего от Вишенки отклеился.

Не зная, как себя вести и что делать, с бьющимся у самого горла пульсом, Вишенка ловил ртом воздух.

Зал повторно взорвался аплодисментами. Для зрителей сбоку сцены вспыхнул громадный экран, и там Андрей Иванович увидел самого себя, стоящего на фоне отвесных скал в синей куртке и с горным топориком в руке. Ледяной вихрь кружился вокруг, забивая дыхание и покрывая снегом отважного альпиниста.

- Эгей! – сквозь свист ветра пронёсся над залом вдохновенный голос «экранного» Вишенки. – Даёшь Эверест!!!

Ведущий, появляясь то слева, то справа от Вишенки, продолжал выкрикивать что-то про Эверест, про мужество, про то, что кто-то в одном ряду с кем-то…

Десятки тысяч глаз с восхищением смотрели то на экран, то на живого Андрея Ивановича.

Между своим изображением на экране и залом Вишенка почувствовал себя щепкой, несущейся в горном потоке. Поток грохотал, бурлил и поднимал его всё выше и выше. Ликование зала носилось между скалами и эхом отражалось от вершины Эвереста. С Вишенкой произошло что-то совершенно непредвиденное: ощущение эйфории внезапно захлестнуло его. Ему вдруг стало не важно, что говорит ведущий и кому говорит. Ведущий исчез, исчез экран, исчезла сцена, и Андрей Иванович повис в воздухе один, абсолютно один над грохочущим морем восторженных поклонников.

Вишенка повернулся к залу и приветственно вскинул руки вверх. До этого мига никогда, ни разу в жизни он не был настолько счастлив…

Спустя полчаса Андрей Иванович Вишенка сидел в салоне такси на заднем сидении и держал в обнимку букет любимых белых роз. Справа и слева лежали красные пакеты с сертификатами, дипломами и какие-то перевязанные подарочными бантами коробки. Во время движения водитель пару раз что-то говорил пассажиру, но Андрей Иванович на слова таксиста не реагировал. В голове его снова и снова, как на заевшей пластинке, крутились приветственные выкрики ведущего, волнами плескался несмолкающий шум оваций. Ему было приятно, что тысячи влюблённых глаз из зрительного зала никуда не делись, не пропали: они остались вместе с ним, вцепились в его душу и наполняли сердце щемящей радостью. Какие-то детишки с букетами… шеренга длинноногих девиц… помада на щеке, цветы…

- А, чёрт!!! – водитель резко кинул машину вправо, и Вишенка повалился вбок прямо на подарочные коробки.

Сзади всплеском донёсся визг тормозов, глухо чавкнул мнущийся металл и, затихая, задребезжали осколки.

- Во! Ещё один влетел. К-казёл!.. Ездить учись!!! – рявкнул таксист в открытое окошко.

- Мы что: ехали по встречной полосе? – возвращаясь к реальности, встревоженно спросил Вишенка.

- Да Вы не переживайте, всё будет путём. Долетим как птички!

- Нет, пожалуйста, Вы всё-таки поосторожнее.

- Не впервой! Я вашего брата от «Экспресс-Холла» постоянно вожу. Вернусь со смены – посмотрю Вас в записи. Вы счастливый человек! – глядя в зеркало заднего вида, таксист подмигнул пассажиру.

- Спасибо.

- И «Управление» это, как его… по возможностям. Контора конкретная. Был я у них. Шустрые ребята.

- А Вы что, тоже путешествовали? – стараясь отвлечь себя от неприятных мыслей, Андрей Иванович попытался спрятаться за разговор.

- Нет. Это нам не по карману. Мы по мелочам. «Отдел мелких недоработок». Есть там такой. С него кормимся, – таксист потянулся к «бардачку», достал оттуда и показал Вишенке пластиковое водительское удостоверение, заверенное печатью со знакомым красным вензелем и ангельскими крылышками.

- Но ничего, – продолжил таксист, – была бы работа, а там, Бог даст, поднакопим и на путешествия.

Андрей Иванович вжал голову в плечи и уткнулся в любимые белые розы. Что-то было не так. Что-то было совсем не так, как хотелось бы. Но что? Розы не пахли, понял Вишенка. Цветы без запаха были мёртвые.

- Аккуратнее, я Вас прошу, – Вишенка поднял глаза, – мы снова на встречной!

- Ха-ха! – хохотнул водитель. – Да кто не любит быстрой езды!? А?

Водитель бодренько обернулся, чтобы подмигнуть клиенту, и чуть дольше, чем следовало бы, задержал взгляд на лице Андрея Ивановича: у того вдруг распахнулись глаза и в беззвучном крике уродливо перекосился рот. Что было впереди, что так ужаснуло пассажира, водитель такси увидеть не успел.



Куцев Евгений

12-2019 г.

Поделиться в социальных сетях

 
Херсонский ТОП



Copyright © 2003-2020 Вячеслав Красников

При копировании материалов для WEB-сайтов указание открытой индексируемой ссылки на сайт http://www.morehodka.ru обязательно. При копировании авторских материалов обязательно указание автора