Выускники Херсонской мореходки

 

Главная • Проза • Экскурсия по музею Херсонской мореходки

Музей морской истории под куполом: Шевченко, легенды и династии

Или где можно убедиться, что Херсон - это город моряков.

Перевод с украинского языка публикации на сайте ИА "УКРИНФОРМ" - 26.02.2020 16:44

 

01

 

Когда в областной центр приезжают первые лица страны, обычно они посещают Морскую академию, ее воспитанники в праздничной форме присутствуют на всех торжествах в городе (иногда, правда, возникают споры, хорошо это или плохо). Но посвящение в курсанты – всегда настоящий праздник для горожан и зрелище, которое собирает взрослых и детей на Набережной возле Днепра.

 

02

Старейшее в Украине морское учебное заведение (как раз в эти дни оно отмечает 186-летие) все эти годы не прекращало существования, даже во время немецкой оккупации. Здесь учились знаменитые капитаны, о которых написаны книги и сняты фильмы. Да что там говорить, даже Тарас Шевченко посвятил несколько строк этому учебному заведению.

А еще в академии есть свой Музей морской истории – его можно назвать музеем под куполом.

Об истории мореплавания, легендах Морской академии, литературе, корабле-призраке и сленге моряков юга Украины, про женщин-капитанов беседуем с проректором по учебно-воспитательной работе ХГМА Александром Шумеем, который провел для корреспондента Укринформа экскурсию по музею. Собственно, он не только проректор и депутат облсовета, а еще и историк по образованию, исследователь прошлого академии и истории мореплавания Украины.

 

 

«МАРАФОН» ЧЕРЕЗ ЭПОХИ: 186 ЛЕТ БЕЗ ПЕРЕРЫВА

«Недаром в свое время в мореходке работала научно-исследовательская лаборатория «Музей истории морского образования Украины». Во-первых, мы старейшее в Украине морское учебное заведение, на нашем примере можно отследить тенденции и изменения в системе подготовки моряков торгового флота, которые проходили в течение двух веков. Наше заведение еще уникално тем, что оно, по сути, никогда не прекращало своего существования и подготовки моряков. То есть, были реорганизации, аж пятнадцать, но даже во время немецкой оккупации существовала херсонская морская школа. В другом здании, но существовала», - рассказывает Александр Шумей.

 

Александр Шумей

Александр Шумей

 

Часть здания корпуса морского колледжа ХГМА (где разместился музей), расположена на главном проспекте города – Ушакова, другая часть - вдоль улицы Перекопской. Соединены они между собой круглым зданием. Однако возведены в разное время.

 

04

 

«В 1880 году для мореходных классов построили отдельное одноэтажное помещение, оно было именно здесь, в этой части здания, которая выходит на Перекопскую. Видите, в старом фундаменте мы нашли эту мемориальную доску с надписью, что открытие состоялось 19 февраля 1880 года. Потом, уже в 30-е годы ХХ века достроили ту часть, что на Ушакова, но она была разрушена во время Второй мировой войн. В 1953 году здание академии начали восстанавливать. Очень гордились, что автором проекта был преподаватель черчения Георгий Пастух. Он получил орден за корпус мореходки, который для многих стал морской визитной карточкой города», - рассказывает Александр Шумей.

Учебное заведение был создано в феврале 1834 как училище торгового мореплавания. К тому времени в тогдашней царской России были единичные попытки готовить капитанов (или шкиперов, как тогда говорили). В 1781 году появился Устав купеческого водоходства – начали четко разделять, что есть торговые судна и для них тоже нужно готовить судоводителей-шкиперов. До этих пор региональные попытки подготовить моряков держались на энтузиазме купцов или отставных военных. Чаще всего какой-то отставной военный моряк учил ребят как читать карты, пользоваться компасом. Лишь в 30-х годах ХІХ века поняли, что для торгового мореплавания нужны отдельные учебные заведения, с программами, четкими требованиями. Первым стало открытое в Петербурге в 1829 году училище торгового мореплавания, но это училище прерывало свое существование, став потом военным учебным заведением и прямого наследника у него сейчас нет.

В феврале 1834 года открыли училище торгового мореплавания в Херсоне, от этой даты начинается непрерывная история старейшего в Украине морского учебного заведения.

 

05

 

СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

«И это было уникальное не просто образовательное явление, но даже социокультурное. Потому что в Приднепровье, во-первых, само население было склонно к каботажному (прибрежному) мореплаванию, во-вторых, это были потомки запорожцев, которые здесь оседали и имели практический опыт мореплавания, они и заняли эту профессиональную нишу. Им это нравилось, они это умели.

Кроме училища, в 1834 году было принято положение о цехе вольных матросов, тоже по ходатайству генерал-губернатора Михаила Воронцова. Его отец был послом России в Великобритании, а он родился и жил там некоторое время. Возможно, этот опыт повлиял: он видел, что такое морская держава. Именно он был инициатором привлечения жителей Приднепровья в морскую сферу, превращения их в свободных матросов и введения льгот для этого профессионального сословия. Жители приднепровских населенных пунктов на Херсонщине – Качкаровка, Леонтьевка, Алешки, имели льготы при уплате налогов, освобождались от повинностей, но за это они выделяли своих людей – представителей от общины, к службе на военном флоте. Отслужив, те возвращались домой и могли работать в торговом флоте. Алешки и Никополь вообще считались городками вольных матросов», - говорит исследователь Шумей.

После пятилетней службы свободному матросу от флотского руководства выдавался патент, он мог работать на купеческих судах. Тогда были заложены первые правовые устои этой, по сути новой социальной прослойки населения, которая должна была обеспечивать купеческий флот кадрами матросов.

В училище торгового мореплавания в Херсоне бесплатно учились дети из портовых городов. Обязательным был набор юношей в возрасте 14-17 лет от общин Херсона, Одессы, Таганрога, Николаева, Феодосии, Измаила, Ростова, Керчи, Евпатории, Аккермана и Рени. Чтобы попасть сюда, им нужно было получить ходатайство от местной власти или губернатора. Обучение длилось четыре года.

Учиться за свой счет могли также выходцы и из других городов, для этого требовалось иметь хорошую осанку, уметь читать и писать и владеть четырьмя арифметическими действиями.

 

06

 

Как рассказывает Александр Шумей, в те годы перечень предметов умещался на одном листе, изучали навигацию, мореходную астрономию, богословие, иностранные языки. Спецпредметов было до десяти. Иностранные языки на уровне понимания – турецкий, итальянский и греческий – с учетом средиземноморской торговли; учили также французский язык. Английский, кстати, появился позже, где-то в 1890-х годах, а обязательным он стал для моряков с 1902 года, после того, как портовые службы получили информацию, что в порты Британии не будут пускать моряков и не будут принимать на суда, если они не знают английского.

Кстати, терминология моряков, которые жили в те времена на юге Украины, отличалась от той, которой пользовались военные моряки в России.

«Это фиксировалось от Одессы до Алешек. В Алешках у торговых моряков вся терминология была не такая, как в России - немецкого или голландского происхождения, она была итальянская, а ее носителей называли в профессиональных изданиях «заднепровскими итальянцами». Итальянские названия были следствием средиземноморско-черноморского направления торговли, где доминировали итальянская картография и приборы. Моряки в том, что касается моря, общались на украинско-итальянском суржике. Я собрал словарик, в котором более 120 таких слов», - рассказывает Александр Шумей.

Кто учился в бывшей мореходке? В основном дети купцов, горожане, были и дворяне. Кроме свидетельства об окончании училища – аттестата, выпускник еще должен был получить патент, фактически рабочий диплом. Практику проходили на военных судах. После окончания училища выпускники имели звание штурманов и их помощников, и только через два года пребывания в море свидетельство штурмана после экзаменов меняли на шкиперское.

 

07

 

Затем систему морского торгового образования реформировали в 1860–х годах. Кришьянис Валдемарс (его называют духовным проводником латышского национального возрождения), работая в министерстве финансов, создал уникальную на то время систему мореходных классов для массового получения морского образования. В результате в Херсоне училище торгового мореплавания трансформировалось в мореходный класс для подготовки штурманов, появились такие мореходные классы также в Бериславе, в Алешках и Голой Пристани.

08

Реформа заключалась в том, что если община по своей инициативе открывала такое учебное заведение, то часть средств на него давало государство.

«1872 год, в Херсоне появился мореходный класс вместо училища. То есть тогда херсонское купечество сказало свое слово: откроем и будем удерживать. Получили частично финансирование от государства. Там была немного другая система подготовки – быстрее, за 2-3 года: полгода в рейсе, полгода учились. На то время из 40 учебных морских заведений России десятая часть была именно на Херсонщине. Появились целые семьи, несколько поколений выбирали именно такую профессию, рождались династии. Были дети, которые учились в мореходном классе, а их родители закончили училище торгового мореплавания. Этот феномен кстати учли, когда в начале ХХ века училище в Херсоне хотели закрыть и было определенное противостояние с Одессой. Тогда был аргумент: мы - старейшее заведение, и он сработал», - рассказывает Александр Шумей.

Потом под какие только реформы не подпадала нынешняя ХГМА: в 1903 мореходные классы превратили в мореходное училище малого плавания, через два года - в мореходное училище дальнего плавания.

Кстати, училище дальнего плавания возглавлял князь Александр Максутов – сын того самого Максутова, который был последним губернатором русской Аляски. «Сашка-американец называли его в семье, потому что он там родился. Постоянно пытался доказать, что его отец не виноват в продаже Аляски и не был коррупционером, такая вот семейная драма», - рассказывает Александр Шумей.

 

09

 

ДЕТИ ЛЕЙТЕНАНТА ШМИДТА

Из училища в советские времена дважды пытались сделать техникум (как вам название: Рабтехникум Водтранса?). В 1944 морской техникум был реорганизован в мореходное училище, в 1970 ему присвоили имя лейтенанта Шмидта. Нет, военный моряк и участник Революции 1905-1907 Петр Шмидт не имел никакого отношения к учебному заведению, а вот его отец, контр-адмирал Петр Шмидт возглавлял аттестационную комиссию в училище. Как говорит Александр Шумей, курсантов начали называть детьми лейтенанта Шмидта и они были совсем не против.

 

10

 

Конечно, не все 75 тысяч юношей и девушек, окончивших это учебное заведение за эти 186 лет, стали моряками, не все ушли в море. Здесь вам расскажут о политиках, судьях, вышедших из этих стен, не только о моряках.

«У нас более 30 выпускников, именами которых названы суда – это было достижением для профессионального моряка. Сейчас такая традиция утрачена», - говорит Александр Шумей.

Есть известные выпускники, которые стали учеными, о ком снимали фильмы, а кто-то стал легендой. Вот, например, курсант №1 - вице-адмирал, легендарный командир подводной лодки «С-56» Григорий Щедрин, выпускник 1932 года, которого называли командиром счастливой «Щуки».

В 1917 окончил училище контр-адмирал Леонид Демин, курсант №2, ученый с мировым именем. Профессор, доктор географических наук, инженер, который в 30-е годы прошлого века исследовал Дальний Восток, был главным редактором "морского атласа". Его именем названы три географических объекта. А еще в честь него назвали научно-исследовательское судно, которое сейчас стало кораблем-призраком в Финском заливе.

К сожалению, говорит Александр Шумей, не всегда Украина пишет эти истории, иногда они становятся элементами российской пропаганды. Например, выпускник Валентин Родченко - последний выпускник - Герой Советского Союза, моряк-полярник, капитан исследовательского судна «Михаил Сомов», оказавшегося в ледовой ловушке в море Росса в 1985 году. Он стал прототипом героя современного российского фильма «Лєдокол». После 2014 года из Луганска снова перебрался в Россию.

Связана с мореходкой и судьба Анатолия Качаравы, который возглавлял Грузинское морское пароходство. Он в херсонское училище попал в 1928 году, спасаясь от репрессий за свое происхождение, «заметал следы», так сказать. Как рассказывает Александр Шумей, материалы об этом незаурядном человеке, которые он собрал, были переданы в посольство Грузии.

Александр Шумей изучает и другие документы об училище, связанные с периодом репрессий. Интересная история 1929 года, когда здесь впервые учились девушки. Две из них приехали из Беларуси и пробыли в техникуме недолго – оказалось, что они из семей священников, поехали домой плача (тогда маховик репрессий только раскручивался).

 

11

 

А вот судьба Раи Александровской (одногруппницы курсанта Григория Щедрина, о ней он рассказал в своих воспоминаниях). Училась в Херсоне два года, перевелась в тогдашний Ленинград, вышла замуж за боцмана, работала в соответствии со своим образованием и жила в доме, где жил Сергей Киров. После убийства Кирова ее мужа арестовали. Она убежала на Херсонщину, к родителям, стала учительницей, вышла второй раз замуж, с морем закончила. «Лет десять назад приходит мальчик и говорит: Это моя прабабушка, - мы воссоздали историю семьи, о которой они не знали, а они принесли другие материалы», - рассказывает Александр Шумей.

Так музей и наполняется экспонатами и материалами – и собственные исследования здесь помогают, и семьи приносят фотографии, вещи.

«Иногда приходит курсант, показывает пакет документов и говорит: это моего прадеда, который здесь учился в 1903 году. Так удается воспроизвести, какие предметы изучал, какие требования были, где работал, как ему удалось переквалифицироваться из моряка российской империи в советского моряка и работать дальше. Вот семьи потомственных моряков: пятеро братьев Сорок одновременно учились, и дети их тоже моряками стали. Братья Фомины, дети которых тоже стали моряками, Митрофановы братья - Петр и Дмитрий - близнецы – один из них написал книгу «Школа под парусами», второй работал преподавателем в мореходке», - рассказывает Александр Шумей.

 

О МЕРКЕЛЬ, ПАРУСНИК «ТОВАРИЩ» И УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ

Есть в музее и болезненная для херсонцев тема – потеря учебного парусника «Товарищ». Судно это было построено в Германии в 1933 году и стало первым в плеяде парусников немецкой Гамбургской компании «Blohm und Voss». На нем готовили немецких моряков, это была визитная карточка немецкого военного флота. То, что это была яхта Гитлера – это все легенды, говорит Александр Шумей. «Там проходили оморячивание подводники и военные моряки. Изображения этих парусников я встречал на фотографиях Хортицкой школы меннонитов - когда была оккупация. Немецких мальчиков учили, и на стенах висели фотографии этих парусников. Парусники стали объектом репарации – их поделили. Один передали США, сегодня это парусник «Игл», еще по одному получили Португалия и Румыния. СССР получил первое судно – «Горх Фок», оно было затоплено немцами в 1945 году, его подняли со дна, отреставрировали. Назвали его «Товарищ». 24 августа 1951 года передали в Херсон. Балансодержателем было училище, а распорядителем Министерство морского флота (а позднее - Министерство образования). Практику традиционно проходили не только курсанты из Херсона. Парусник одержал победу в двух международных регатах, это были 1970-е годы», - рассказывает Александр Шумей.

 

12

 

Шли годы, парусник нуждался в капитальном ремонте. В результате долгой и печальной для херсонцев истории парусник у Минобразования немцы выкупили и он вернулся в «материнскую гавань» — город Штральзунд, где был встречен с официальными почестями. В 2003 году ему вернули его прежнее имя «Горх Фок» (нем. «Gorch Fock I»). С 2005 года «Горх Фок» размещен как плавучий музей в гавани города Штральзунд, который и был его первоначальным портом приписки.

«Средств на ремонт в Минобразования не было. Предлагали оставить парусник в Херсоне прямо на набережной, однако это был небезопасный проект. В Германии судно стало музеем. Есть фотографии, когда Франсуа Олланд и Ангела Меркель возле него фотографировались в мае 2014 года. Символично, что тогда они говорили об оккупированных территориях Украины», - говорит Александра Шумей.

Именно «Товарищ», кстати, можно увидеть в фильме «Алые паруса». А еще он стал прототипом парусника «Орион» из «Берега любви» Олеся Гончара, писатель был даже почетным членом экипажа «Товарища».

«Гончар писал про мореходку, про «Товарищ». Есть легенда, когда он заходил в этот зал, то всегда говорил: принесите мне морские принадлежности, я тут вдохновение буду черпать. Я всем говорю, что здесь Олесь Гончар писал «Бригантину», - говорит Александр Шумей.

 

13

 

Но в музейном зале под куполом вверху есть цитата не Гончара, а Тараса Шевченко, который в нескольких письмах брату давал наставления относительно обучения в училище племянника Каленика. «Пишешь, что тебя не было дома, что ты возил ребят в Херсон. Хорошо сделал ты! Но только пристроил ли ты их в то училище торгового мореплаванія? Если пристроил, то молись Богу да ложись спать: с ребят будут люди... только надо спать на один глаз...», - так обращался Тарас Шевченко в своему троюродному брату Варфоломею, который в последние годы жизни поэта был его доверенным лицом.

 

14

 

И Тарас Григорьевич был прав – из выпускников ХГМА действительно «выходят люди». Сейчас здесь на всех формах обучения учится около 7 тысяч человек. В частности, и дети из Крыма. Академия работает по программе «Крым – Украина». Вообще – это традиция, здесь всегда получали морское образование крымчане.

 

15

 

Среди курсантов есть и иностранные студенты из 24 стран.

 

16

 

«Уже лет пять у нас учатся девушки. Девушке-выпускнице ХГМА трудоустроиться несложно», - рассказывает Александр Шумей. А Международной морской организацией ИМО прошлый год как раз был посвящен теме «женщины в морской профессии».

 

17

 

Сейчас ХГМА – это полный цикл подготовки. «У нас есть морской лицей, где обучают рабочим профессиям, у нас есть колледж, который готовит специалистов на уровне младшего бакалавра и академия, которая по некоторым специальностям способна готовить даже докторов наук. Если брать мировой опыт классических морских учебных заведений, четко ориентированных на торговое мореплавание, то у нас мощная история. Это морское учебное заведение с репутацией и школой», - говорит Александр Шумей.

 

18

 

Поэтому добро пожаловать в музей Херсонской государственной морской академии, чтобы убедиться в том, что Херсон – это город моряков.

Ирина Староселец, Херсон

Использованы фото автора и фото, предоставленные Херсонской государственной морской академией.

Поделиться в социальных сетях

 
Херсонский ТОП



Copyright © 2003-2020 Вячеслав Красников

При копировании материалов для WEB-сайтов указание открытой индексируемой ссылки на сайт http://www.morehodka.ru обязательно. При копировании авторских материалов обязательно указание автора